Полина Арапова: Создаем инновационную косметику, а не маркетинговые сказки

В минувшем августе известной петербургской производственной компании «Лаборатория косметики „Aркадия“» исполнилось 18 лет. Свое совершеннолетие фирма, основанная в 2000 году как небольшое опытно-промышленное предприятие, встретила достойно: более 300 наименований препаратов для профессионального и домашнего ухода, безупречная репутация, полный портфель новых разработок. О том, что помогает российскому производителю побеждать в жесткой конкурентной борьбе на рынке косметических средств, наш разговор с генеральным директором компании «Лаборатория косметики „Aркадия“» Полиной Олеговной АРАПОВОЙ и президентом компании Еленой Васильевной КОРОБКОВОЙ.

– Полина Олеговна, сам факт, что ARKADIA не просто продержалась на рынке почти два десятилетия, а сумела развиваться, создавать востребованные продукты, отстаивать свою философию, заслуживает огромного уважения. Ведь конкуренция на рынке огромна, а к отечественным косметическим средствам потребители испытывают традиционное недоверие, безотчетно отдавая приоритет импортным препаратам. В чем секрет успеха?

ПА: – Думаю, в том, что за эти годы мы ни разу не поддались соблазну изменить собственным принципам. Не пошли по легкому пути упрощения составов, поиска более дешевых аналогов ключевых ингредиентов, не заманивали потребителей нечестными маркетинговыми уловками. Мы начинали работать как небольшое производство по выпуску косметики для реактивной, чувствительной кожи, в которой применяются качественные компоненты и логичные, работающие рецептуры, и спустя 18 лет по-прежнему придерживаемся выбранного пути. Наш девиз – восстанавливающие свойства основ и клеточный, молекулярный уровень действия, не жесткая стимуляция, а самовосстановление и саморегуляция клеток кожи. И в этом мы очень постоянны, если не сказать консервативны.

Зато в плане наших разработок мы всегда идем на шаг впереди, отслеживаем новейшие тенденции и внедряем у себя только те из них, что реально помогают сделать нашу продукцию еще эффективнее и удобнее для потребителей.

Выпуская наши первые препараты, мы решили, что все кремовые основы будем делать только на основе ламеллярных эмульсий. Для создания таких эмульсий мы используем мембранные липиды. Благодаря биосовместимости с кожей мембранные липиды способны встраиваться в поврежденные участки и восстанавливать защитный барьер, поэтому они так подходят для чувствительной, проблемной кожи. Это сейчас о ламеллярных эмульсиях знают все, а в 2000 году нужно было долго объяснять и доказывать преимущество такой косметики. Но мы и сегодня все так же берем на вооружение новые разработки, которым предстоит стать must have косметологии ближайшего будущего.

– Значит, снова придется объяснять, доказывать, убеждать потребителей, что эти новшества действительно стоят внимания? Быть первопроходцем очень тяжело…

ПА: – Да, это непростой путь, но другого нет, если мы хотим двигаться вперед и делать по-настоящему работающую косметику. Нам часто советуют не усложнять себе жизнь: говорят, мол, не надо сложных слов, нужна кричащая реклама про то, что средство увлажняет, питает, помогает… А мы дотошно объясняем косметологам, как наша косметика работает на уровне клетки, разбираем, как это происходит с точки зрения биохимии и физиологии. И тогда с пониманием приходят доверие и уважение к марке. Так появляются приверженцы марки, которые с нами уже многие годы. Это наши главные критики и заказчики, обратная связь от которых становится главным побудительным мотивом для новых разработок.

– А как рождаются новые рецептуры?

ПА: – Мы внимательно изучаем запросы потребителей, и уже по ним наш главный разработчик Елена Васильевна Коробкова составляет рецептуры новых препаратов. Елене Васильевне свойственен очень вдумчивый и нетривиальный подход к вопросам эффективности и безопасности.

Каждая серия – это серьезный интеллектуальный продукт, созданный с полным пониманием биохимии происходящих в коже процессов. Недаром в 2014 году технологии ARKADIA высоко оценили эксперты и преподаватели London College of Fashion (LCF) – мировой лидер по обучению, научным исследованиям и консалтингу в сфере индустрии красоты.

В нашей косметике нет ингредиентов, необходимость которых мы не могли бы обосновать, нет и маркетинговых «мыльных пузырей», которые придуманы только ради повышения продаж.

– Елена Васильевна, но такой подход приводит к тому, что вы очень часто оказываетесь в стороне от модных течений. Скажем, у вас нет мицеллярных средств, а ваша солнцезащитная косметика предлагает слишком низкий уровень защиты… ЕК: – Потому что мы никого не вводим в заблуждение, и у нас достаточно реальных конкурентных преимуществ, чтобы не сочинять сказки для покупателей. Выпускать специальную мицеллярную косметику мы не планируем. Любой химик скажет вам, что мицеллярные свойства – это специфика любого ПАВа: и простое мыло дает мицеллярный раствор, и копеечный шампунь работает за счет способности мицелл захватывать загрязнения. Преподносить эту банальную химическую реакцию как ноу-хау аналогично тому, что писать на бутылке растительного масла «не содержит холестерин».

Что же касается солнцезащитных средств, то здесь мы имеем дело с мировой паникой по поводу УФ-излучения.

Все настолько уверились в необходимости тотальной защиты от ультрафиолета, что забыли: именно благодаря ему наш организм вырабатывает необходимый всем витамин D.

Более того, никто не помнит, что ультрафиолет занимает лишь 5 процентов солнечного спектра, а свободнорадикальные реакции, которых все так боятся, активизируются под действием всего спектра светового излучения. Выходит, нужно защищать кожу еще и от видимого, и от инфракрас ного спектра? Это не реально.

Сверхвысокие уровни УФ-факторов, которыми хвастают ся многие производители, – это лукавство. Доказано: фактор 16 дает более 95 процентов защиты от УФ-излучения. Зачем тогда нужны средства с фактором 50 и даже 60? Получается, что производитель либо не кладет в свой крем заявленное количество защитных ингредиентов, либо их количество таково, что крем может стать небезопасным для кожи, осо бенно если в качестве защиты используются наносредства.

И это еще не все. Если внимательно изучить процесс зага ра, то выяснится, что повреждение кожи напрямую зависит еще и от температуры окружающей среды: все знают, чем жарче погода, тем выше шанс сгореть на солнце. И не приду мано никаких фильтров, чтобы остановить окислительный стресс, вызванный перегревом кожи.

Понимаете теперь, почему погоня за высокими уровнями фактора УФ-защиты – это не более чем маркетинговый ход, построенный на запугивании людей? В ARKADIA разработан крем с УФ-16 для выезда в южные страны и УФ-30 для при менения после агрессивных косметических процедур и для детей, выезжающих на юг. Они прекрасно работают, мы не раз проверяли это на себе и своих детях. А вот наш люби мый крем для загара УФ-4 пришлось снять с продажи, хотя он давал очень красивый и безопасный загар. Покупателям было сложно поверить, что такой низкий фактор обеспечит им надежную защиту.

К слову, детальное изучение окислительных свободнора дикальных процессов привело нас к созданию препаратов принципиально иного механизма действия. Если наружные фильтры не безопасны и малоэффективны, то логично за щищать клетку изнутри. Мы начали создавать препараты с особыми веществами: экстремолитами, которые в природе помогают растениям выживать в экстремальных условиях жары, засухи, холода. С химической точки зрения это очень простые молекулы, но они обладают уникальной способно стью структурировать воду, присоединяясь водородными связями к ДНК и создавая вокруг ее белков своеобразную защитную сетку. Пока рядом с ДНК есть вода, и она прочно связана, серьезные повреждения клетке не грозят.

Это очень перспективные разработки, и нам гораздо ин тереснее создавать препараты с такими инновационными свойствами, чем придумывать маркетинговые небылицы.

– У вас еще есть интересная серия UbeWhite для поддер жания ровного тона кожи, которая тоже отличается от традиционных отбеливающих препаратов…

ЕК: – Ровность тона кожи – характеристика ее молодости.

Поэтому по принципу «цель оправдывает средства» для от беливания кожи всегда применялись любые, даже самые опасные химикаты. Большинство отбеливающих препаратов направлено на блокировку выработки тирозиназы, подавле ние процесса синтеза меланина. Но если поставить блок на активации меланогенеза, затем на этапе синтеза меланина и при его распределении, то такая стратегия сработает на дежнее, чем массированная атака на один только процесс синтеза меланина.

Кстати, за образование пигмента отвечает не только мела нин. Есть еще билирубин, липофусцин, известный как «пиг мент старения». О них почему-то все забыли. Как забыли и о том, что пигментные пятна – это, по сути, клетки, заполнен ные дефектными белково-липидными структурами: окис ленными липидами, сшитыми белками, которые клетка са мостоятельно переработать не может. А если добавить еще вещества, стимулирующие детоксикацию клетки, запустить протеосомальный процесс и аутофагию? Наши препараты убедительно доказывают, что за счет очищения клетки мож но добиться эффекта выравнивания тона кожи, сравнимого с тем, что получается после применения агрессивных отбе ливающих средств.

– В косметологии сегодня лидируют инвазивные мето дики: мезотерапия, нитевая имплантация, контурная пластика. Терапии, классическим уходам косметологи и их пациенты уделяют совсем мало внимания. Да и на профес сиональных форумах все реже можно встретить доклад, посвященный уходовым процедурам. Вам не кажется, что это опасная тенденция? ПА: – Несомненно, инвазивные методики дают быстрый ви димый эффект, и с коммерческой точки зрения косметологу гораздо выгоднее сделать за час несколько инъекций, чем выполнить одну уходовую процедуру. Какими бы замечатель ными ни были инъекционные методики, они лишь обеспечи вают разовую высокую концентрацию активного вещества в локальной точке. А уходовые процедуры – это пусть неболь шой, но постоянный вклад в красоту и здоровье кожи.

Мы убеждены, что качество кожи, особенно в долгосроч ной перспективе, можно сохранить только при комплексном подходе, когда грамотно совмещены топические и инъекци онные процедуры с индивидуально подобранным регуляр ным домашним уходом.

– Полина Олеговна, почему вашей косметики нет в ап теках и магазинах?

ПА: – Как любое эффективное средство наша косметика проявляет все свои свойства только при правильном при менении, поэтому мы уделяем большое внимание обучению косметологов, чтобы они, в свою очередь, могли грамотно использовать наши препараты и подбирать средства для до машнего ухода своим пациентам, объяснив все преимуще ства косметики.

У нас уже более 60 региональных представительств в го родах России, Украины, Латвии и Белоруссии, Казахстана и Узбекистана, на базе которых ведущие специалисты компа нии регулярно проводят обучающие семинары и вебинары.

В ближайших планах – создание на базе московского пред ставительства большого обучающего центра.

Мы уверены: подбирать косметику для домашнего при менения должен косметолог, способный точно определить потребности кожи в данный момент и скорректировать уход в дальнейшем. К тому же средства домашнего ухода идеаль но сочетаются с препаратами для профессиональных про цедур, пролонгируют и усиливают их действие. Так что мы за регулярное сотрудничество косметолога и пациента.

– Елена Васильевна, каких новых разработок ждать от ARKADIA в ближайшее время?

ЕК: – После успеха IQ Complex peel мы продолжаем рабо тать над новыми составами для пилингов. И здесь тоже гото вы выступить с новыми, отличными от мейнстрима идеями.

Мы наделяем каждый препарат определенным функциона лом и хотим дать косметологам максимально широкую па литру профессиональных препаратов для решения самых разных задач.

 

 

 

Cтатья дублирована с  сайта: http://profi-magazine.ru/20/12_polina_arapova_sozdaem_innovacionnuu_kosmetiku_a_ne_marketingovye_skazki.php

Все новости →